va1

   

    - 1

В нашем храме имеется кружка для сбора пожертвований на Восстановление порушенных святынь.

   

Календарь  

   

Важное  

   

СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ

Подробности

                                         Социальное служение церкви 

                                                     Общественное служение Церкви

 


С момента своего возникновения, со дня сошествия Духа Святаго на апостолов, Церковь Христова, освящаемая Духом Святым, ведет своих чад ко спасению. Однако, будучи организмом Богочеловеческим и физически пребывая на Земле, Церковь имеет попечение не только о своих членах, но и о всем том обществе, к которому ее члены принадлежат, о всем человечестве. И эта забота всегда привлекала в число верных тех, кто верующим раньше не был, но, видя заботу Церкви о ближних, уверовал. Но при этом Церковь всегда была "не от мира сего", не поддавалась соблазнам и страстям мира, а напротив, являла пример воинствования со грехом, подавая миру пример. Можно сказать, что Церковь боролась за избавление мира от самого мира, от его падшести. Однако с 1917 г. в нашей стране произошли страшные перемены, и Церковь не только была лишена возможности служить обществу, являя ему пример добродетельности, но и уничтожена - то не была лишь по милости Божией. В других странах Церковь тоже отделена от государства. Каков же итог такого положения вещей? В настоящее время становится четко видимой быстрая деградация общества в целом - и в материальном отношении, и, что еще страшнее, в духовном. Как свидетельствуют данные Статуправления, от четверти до трети наших сограждан живут ниже черты нищеты, то есть их доходы не обеспечивают физического выживания; около половины всего населения России живет между нищетой и бедностью, около 15 - 20% с натяжкой можно отнести к "среднему классу", и лишь примерно 5 - 10 % россиян купаются в роскоши и сверхроскоши. Однако несправедливое распределение национального дохода, кроме экономического и социально-психологического вреда, несет и вред духовный. Так как в советском обществе однозначно считалось, что материальное первично, а духовное вторично и что "бытие определяет сознание", то подавляющее большинство людей в своем сознании поставило духовное состояние в зависимость от состояния материального. Пагубность такой позиции очевидна. Люди бедные, а также те, чьи потребности превосходят возможности, идя на правонарушения и совершая поступки, противоречащие моральным нормам, оправдываются: "какие моральные требования, какая порядочность, какая духовность может быть, когда нет того-то и сего-то", иногда самого необходимого, а иногда и чего-то необязательного, но желанного. В богатых слоях общества ситуация другая, но тоже неестественная. Там господствует мнение, что "богатому закон не писан, он сам эти законы устанавливает", в том числе и законы моральные. Какие законы может породить человеческое сознание, порабощенное стяжательством и властолюбием, всем ясно. Отсутствие духовных идеалов, замена их стремлением к материальному благополучию таит и еще одну опасность. Когда материальные возможности ограничены и не обеспечивают должного уровня жизни, то человеку неоткуда взять дополнительных сил, необходимых для преодоления возникших трудностей. "Не хлебом единым будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих ",- сказал Господь (Мф. 4: 4). Когда же человек живет лишь хлебом, а слово, в т.ч. и Божие, считает чем-то второстепенным, то при отсутствии хлеба жить ему просто нечем. В этом случае отсутствие материальных благ повергает человека в уныние и отчаяние, что вкупе с отсутствием того, что необходимо, быстро сводит человека в могилу. Объективно в России не те условия, чтобы превышение смертности над рождаемостью составляло около полутора миллионов человек в год, однако оно имеет место. Приоритет материального над духовным ведет к отказу людей от создания полноценной семьи с детьми, способствует росту числа брошенных детей, сирот при живых родителях. Эта тенденция существует не только у нас, в развитых странах она тоже есть, хотя и не так ярко выражена. Поэтому все очевиднее, что сегодня не могут существовать "просто моральные ценности", не связанные с христианским идеалом, как это было в XIX - XX веках. Сегодняшнее общество - общество потребителей, его цель - удовлетворение потребностей. И духовная сфера не является исключением. В советское время говорили об "отправлении религиозного культа", теперь в СМИ используется новый термин - удовлетворение религиозных или духовных потребностей". Ныне просто знание о Спасителе уже не побуждает людей идти к Нему, современное общество все чаще называют постхристианским. И если идее материального благополучия любой ценой, идее максимально возможного обогащения не будет противопоставлен идеал более высокий, идеал духовный, то общество очень скоро превратится в толпу, вернее, в стадо одинаковых потребителей. Таким идеалом может быть лишь идеал евангельский, христианский. И именно подобное состояние общества в целом определяет необходимость социального, то есть общественного, служения Церкви. Церковь, как организм, Богом учрежденный, является хранительницей Священного предания и Священного писания, и лишь в Церкви возможно их верное понимание и претворение в жизнь. Но Церковь - организм Богочеловеческий, ее члены одновременно являются и членами общества. И поэтому именно Церковь может и должна нести свет евангельской проповеди в мир, заботясь о его спасении, но при этом Церковь должна оставаться "не от мира сего", не соединяясь с миром в его падшести. Однако проповедь на современного человека уже почти не влияет, Христос ему не просто не нужен, Он человеку мешает. В этих условиях обратить человека ко Христу может лишь встреча с тем, для кого жизнь без Господа немыслима, невозможна, кто все свои силы полагает для служения ближнему и через него - Спасителю, то есть пример горячей действенной веры. Возникает вопрос: может быть, достаточно, чтобы вера была выражена через горячую, искреннюю проповедь? Конечно, проповедь должна быть именно такой. Но проповедь - это не только слова, пусть и искренние. Каждый христианин должен являть свою веру прежде всего через свою жизнь. “Покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих” (Иак. 2. 18). Наиболее важными являются дела милосердия, об этом говорит притча о милосердном самарянине (Лк. 10: 30-37), и, разумеется, милосердие в первую очередь должно оказываться тому, кто в нем особенно нуждается. Господь сказал: “Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал и вы напоили Меня; был странником и вы приняли Меня; был наг и вы одели Меня; был болен и вы посетили Меня; в темнице был и вы пришли ко Мне... Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне” (Мф. 25. 35-36, 40). Однако, творя дела милосердия, важно помнить две вещи. Первая: милосердие должно оказываться не "по необходимости, потому что так надо", а по любви, потому что " кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь" (1 Иоан. 4: 8). И вторая: потребительский дух современного общества не должен оказывать на Церковь влияния, она не должна заменять государство, помогая нуждающимся материально, как бы наша нечеловеколюбивая власть не стремилась переложить на Церковь свои обязанности по социальной защите тех, кому она нужна. Помощь Церкви, даже имея материальное выражение, в первую очередь должна быть направлена на духовное возрождение и возрастание человека.

 

Теперь посмотрим, как же Церковь может осуществлять свое социальное служение и чего в первую очередь ждут от нее люди, нуждающиеся в помощи. В соответствии со словами Спасителя, основные направления этого служения - помощь нуждающимся и обездоленным; странникам, то есть беженцам и бездомным; забота о больных телесно и духовно и о детях, лишенных родительского тепла; окормление лишенных свободы. Кроме того, не менее важна и помощь тем, кто вроде бы обеспечен материально, но несет важное служение в тяжелой моральной атмосфере - военным и сотрудникам правоохранительных органов, спасательных служб.

 

Помощь неимущим представляется наиболее легко осуществимой в реальности. Она может осуществляться через целенаправленный сбор средств или одежды, продуктов, предметов первой необходимости. Возможно привлечение средств обеспеченных прихожан, а также организация своеобразных "бригад" для помощи нуждающимся в ремонте, сельскохозяйственных работах, починке тех или иных вещей. Подобную работу проводят многие храмы, особенно сельские, и большинство монастырей, например, Сретенский. Не представляет сложностей и организация столовых для неимущих.

 

Помощь бездомным и беженцам является наиболее трудной в плане практической реализации, и причин тому несколько. Первая и главная - не только отсутствие помощи, но и прямое препятствование со стороны государства, смотрящего на каждого бездомного, тем более потерявшего документы, как на преступника, находящегося в розыске и скрывающегося от правосудия. Подобный подход порождает множество ограничений при организации приютов и ночлежных домов для бездомных, в частности, почти обязательное требование регистрации постояльцев с документальным подтверждением их личности, что зачастую физически невозможно. Конечно, и в этих условиях подобная работа ведется, например, православные сестричества активно помогают бездомным, ухаживают за ними, помогают восстановить документы. Однако успех такой работы во многом зависит от личных отношений с руководство органов внутренних дел, что вообще-то не очень правильно: такая деятельность должна иметь поддержку законодательную, а не только личную. Следующая трудность в том, что большинство бездомных - люди, подверженные греху пьянства и, как следствие, нравственно и физически деградировавшие. Зачастую они довольны своим образом жизни и не хотят его менять, а попытки помочь им воспринимают как покушение на свою свободу, не говоря уже о том, что проблемы духовного роста для них в основном не существует в принципе. Внешний же их вид вызывает естественное, иногда довольно сильное, чувство брезгливости. И христианину приходится преодолевать и брезгливость, и сопротивление самих подопечных. Без собственной горячей молитвы, без молитвенной помощи других сделать это невозможно, поэтому во главе такой работы должен стоять священник, а помогать ему, вернее, вместе с ним просто жить этой деятельностью, должны люди, горящие истинною любовью к Господу и к ближним. Иначе ничего не получится - это служение не каждому по силам. Дополнительная сложность состоит в том, что общество отнюдь не спешит помочь людям, помогающим бездомным. Государство вообще не считает себя ответственным за их судьбу, а окружающие считают бездомных самих виновными в своей участи, а брезгливость подсказывает, что для помощи есть и более достойные объекты. А преодолеть отчуждение окружающих порой еще труднее, чем собственную брезгливость.

 

Подобные же сложности возникают и при попытках помочь лишенным свободы. Правда, здесь государство, как правило, не чинит препятствий. Однако заключенные, за редким исключением, это люди, сознательно и добровольно пошедшие на преступление, на грех, и значит, люди ожесточенные. Желание помочь им они либо воспринимают как укор, очередное обличение их поступков, даже если этого и в помине нет, или используют в своих корыстных, а иногда и преступных целях, например, организуя через тех, кто им помогает, нелегальную переписку, разумеется, не оповещая людей об этом. В результате волонтер может быть обвинен в пособничестве преступникам. Очень мешает попыткам пробудить в заключенных чувство раскаяния и их окружение, состоящее из людей, отбывающих уже не первый срок и уже окончательно ожесточившихся. Преодолеть психологию "тюремного братства" невероятно трудно. Кроме того, есть здесь и сложность психологическая: очень трудно отогнать от себя мысль, что заключенные получили по заслугам, а помогать бы надо не им, а их жертвам. Вдобавок сейчас в тюрьмах нет людей, томящихся за свою веру, и поэтому пример древних святых, например, Анастасии Узорешительницы или Адриана и Наталии не кажутся подходящими к нынешней ситуации. И, как и в предыдущем случае, на помощь общества рассчитывать не приходится. Единственное утешение может быть в осознании того, что "чем глубже скорбь, тем ближе Бог", что "невозможное людям возможно Богу" и безнадежная с человеческой точки зрения работа с Божией помощью может принести плоды, человек может раскаяться и встать на путь исправления. Не мог же Господь засчитать в служение Себе дело абсолютно бесполезное, бессмысленное и безнадежное. И, слава Богу, реальные случаи исправления преступников подтверждают это. И по данным статистики, ни в одном узилище, где есть храм, не было бунтов. Кроме того, для человека, посвятившего свою жизнь помощи заключенным, всегда необходимо помнить о презумпции невиновности: следственные и судебные ошибки, а то и провокации, у нас не редкость, и не каждый подследственный и даже осужденный виновен. Надо также помнить слова свт. Тихона Задонского о том, что высший подвиг милосердия есть служение именно тем, кто достоин наказания и презрения. В местах лишения свободы очень важно доброе слово, письмо, но, возможно, еще важнее реальное, вещественное проявление заботы - посылка, подарок. Очень хорошо, если эта посылка содержит и помощь духовную - икону, книги, православную прессу. Подобную работу ведут многие храмы, например, храм Троицы Живоначальной в Листах. Однако надо учитывать тот факт, что многие, хотя, конечно, не все, заключенные идут в храм, к священнику не из - за раскаяния, а "от нечего делать", от однообразия своей жизни. И в этот момент главная задача - "зацепить" человека, встретить его с теплом и любовью, показать ему, что случайностей не бывает, что зашел он в храм по воле Господа, Который ждет его раскаяния, и что путь ко спасению не закрыт никогда.

 

Возникающие при взаимодействии Церкви с Вооруженными силами, органами охраны правопорядка и спасательными службами сложности, хотя и схожи с предыдущими, но все же отличаются от них имеют свою специфику. Схожесть их - в тяжелой морально - психологической атмосфере, окружающей как заключенных, так и "силовиков". И набор в армию людей, имеющих судимости, привнес туда элементы "тюремной жизни". Кроме того, люди, несущие свое служение в силовых структурах, рискуют своей жизнью ради других, но общество вместо уважения зачастую относится к ним с пренебрежением, а то и с осуждением. Теперь об отличиях. Материальное снабжение этих структур хотя и недостаточно, особенно ВС, но все же лучше, чем других бюджетных сфер. Это, конечно, неплохо, но в такой ситуации на первое место выходят проблемы помощи духовной, что требует не только истинно христианской любви и немалого смирения, но и такта, деликатности, умения общаться. Моральная атмосфера, окружающая "силовиков" и спасателей, тяжелая, им постоянно приходится сталкиваться с опасностью и защищать от нее других, а эта ответственность порождает нервное напряжение. Коррумпированность власти, не дающей им работать в полную силу, радости тоже не добавляет. Кроме того, например, сотрудники исправительных учреждений все время пребывают в той же атмосфере, что и заключенные, и это тоже сказывается на психике, а спасатели ежедневно видят боль и смерть других людей, что может либо привести к защитной реакции в виде окаменелости сердца, либо вызвать нервное расстройство. Еще один фактор напряженности - мысли о том, что их служба никому не нужна: "кому служить? Кого защищать от преступности? Кого оборонять от врагов? Миллиарды Чубайса? Не хочу…". Помочь преодолеть чувство ненужности, безысходности могут жития святых: Александра Невского, Димитрия Донского, вмч. Димитрия Солунского, Александра Пересвета и Андрея Осляби, всю свою жизнь положивших на служение Отечеству. Надо помнить, что Отечество дано нам Господом и что оно такое, каким его делаем мы. И какое бы оно ни было, его надо защищать, надо защищать веру православную, народ православный, свой дом и каждый дом в своем Отечестве. А то, что в нашем Отечестве есть люди, неправедно нажившие миллиарды, то это попущение Господне и надо молить Его простить нас и избавить от этой напасти. Но объяснить это порой бывает трудно. Поэтому, как мне кажется, к помощи "силовикам" надо привлекать людей, не только искренне любящих ближнего своего, но и питаюших особое уважение к тем, кто нас защищает. При этом они обязательно должны иметь хотя бы основные знания по психологии, которые можно было бы получить, например, на курсах при храме.

 

Теперь рассмотрим такую область социального служения Церкви, как окормление больных телесно и духовно, а также детей, оставшихся без попечения родителей. Такая помощь необычайно важна как с духовной, так и с государственной точки зрения. В важности окормления детей - сирот никто не сомневается: именно в детстве закладывается основа личности, от этого зависит, станет ли ребенок в дальнейшем достойным христианином и гражданином. Духовная важность окормления больных в том, что в болезни, видя невозможность или сложность получения исцеления от людей, имея возможность не торопясь вспомнить всю свою жизнь, человек может как придти к Богу, ища помощи уже только у Него, так и отвратиться от Него, озлобиться и ожесточиться и окончательно погибнуть духовно. Государственная же важность в том, что подобное отчаяние, как я уже говорил, и без медицинских предпосылок быстро сводит человека в могилу. В свою очередь и врачи нуждаются в помощи Церкви, потому что ежедневно сталкиваются с людскими страданиями и смертью. И далеко не всегда в их силах чем - то помочь. Подобное ощущение беспомощности может вызвать защитную реакцию в виде окаменелости сердца либо привести к нервному срыву и даже психическому расстройству. И штатный психолог тут плохой помощник - он тоже человек, и тоже не может ни преодолеть непреодолимые обстоятельства, ни рассказать, как это сделать. И долг каждого православного - помочь преодолеть уныние и отчаяние, показать, что хотя сам по себе человек мало что может, но с Божией помощью много может молитва, споспешествуемая во благо, и усилия, соединенные с молитвой, не напрасны.

 

Основная задача при общении с больными - явно показать им свою любовь, что их не забыли, не бросили, ни люди, ни тем более Господь. Очень часто больные спрашивают: "за что мне это? За что Господь меня наказывает?" И если начать говорить о виновности человека в различных грехах, осудить его, то скорее всего он отшатнется от "такого злого и немилосердного Бога", какой может представиться по нашим словам. Исходя из личного опыта, а также из общения со многими священниками, окормляющими больницы, мне кажется, лучше всего попытаться объяснить, что Господь не наказывает, что это мы отпадаем от Него, а Он через болезнь пытается обратить наше сознание к Себе. Можно иногда сказать, что болезнь - не наказание, а следствие неверной жизни, уклонения от Бога, Который Один только и может избавить от всех напастей, но только если мы сами этого захотим. Часто больные вспоминают о Боге, лишь ожидая исцеления. Ни в коем случае нельзя "играть" на этом, говоря: "обратись к Богу, и исцелишься". Конечно, и такое бывает, но надо постараться объяснить человеку, что главное - исцеление духовное, а в болезни сами собой отпадают многие страсти, ему мешающие. Земная жизнь обязательно когда-нибудь кончится, а жизнь вечная - никогда, поэтому важнее думать о вечном. Конечно, вести такие разговоры надо не сразу, иначе больной решит, что умрет уже сегодня или завтра, и впадет в отчаяние вместо надежды. Лучше всего беспокоиться не только о духовном или только о телесном, а "сие надлежало делать, и того не оставлять" (Лк. 11: 42). На основании бесед со многими больными и врачами я могу сделать вывод, что люди от Церкви в первую очередь ждут помощи духовной: участия в Таинствах, молитв о них, объяснения духовных вопросов, наконец, просто теплой беседы, слов утешения, поддержки, доверительного разговора. Материальные просьбы - помочь с лекарствами и т.п., как правило, высказываются в последнюю очередь. И здесь надо отметить, что по части открытости, доброжелательности и внешнего выражения радости о Господе протестанты превосходят православных, не говоря о знании Писания. Надо бы и нам помнить о том, что Православие - вера радостная, а не уныло - скорбная. Очень помогают отогнать уныние совместная молитва, например, когда в больнице служатся молебны, совместные праздники, когда поздравить больных приходит и священник, и прихожане. Очень большую пользу может принести чтение во время таких встреч житий святых, либо самих страдавших тем или иным недугом, но не впадавших в уныние, не возроптавших, например, свт. Димитрия Ростовского, Иова Многострадального, либо получивших от Господа благодать исцелять различные недуги - вмч. и целителя Пантелеимона, безмездных врачей Космы и Дамиана и других. Кроме того, часто причиной уныния бывает незнание основных положений веры, неправильное представление о взаимосвязи духовного и материального, в том числе и духовного и физического здоровья, неверное представление о грехе и о последствиях греха. Такое положение, разумеется, надо исправлять. Сделать это можно по-разному: и путем проповеди священника на ту или иную тему; и через общение священника с больными в форме вопрос - ответ, лично или через записки; и с помощью бесед с больными образованных в этой сфере прихожан. Возможна также организация своеобразных богословских и катехизаторских курсов для тех больных, кто хотел бы и сам больше узнать и лучше во всем разобраться, и помочь священнику в его просветительской работе.

 

Очень тяжела, но и очень нужна забота о людях, с медицинской точки зрения обреченных - онкологических больных, больных СПИДом, а также о тех, чья жизнь поддерживается лишь реанимационной аппаратурой. Хотя на пороге смерти ничто земное человеку уже не важно, стремление души к Господу ничем не затмевается и человек скорее может откликнуться на призыв обратиться к Богу, но возможно и обратное - человек может озлобиться из-за того, что "не прожил своего", и не только не раскаяться, но начать хулить Бога, роптать на Него. И психологически помогать людям, которые скоро уйдут из этой жизни, очень тяжело. При общении с ними не помогут ни общая образованность, ни даже знание психологии. Только сердце, горящее любовью к ближним и желающее их спасения, может подсказать нужные слова. Поэтому наилучших результатов в этой области добиваются не группы просто добровольцев, а православные сестричества, как, например, сестричество во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы, окормляющее хоспис №1 в Лахте.

 

Особую сложность представляет забота о больных о больных духовно, т.е. алкоголиках и наркоманах. В этом направлении большую работу проводят монастыри, например, Новоспасский, а также Центр иером. Анатолия (Берестова). Сочетание медицинских методик и совместной молитвы, труда, общения дает результаты, считающиеся в медицине немыслимыми. Но здесь есть опасность того, что общество захочет полностью переложить заботу об этих людях на Церковь, о таком желании говорят толкования в СМИ слов о том, что монахи ушли из мира, чтобы помочь ему, не в духовном смысле, а в плане того, что монахи - бесплатная рабочая сила для решения мирских проблем. Согласиться с этим нельзя. Конечно, счастье каждого, и монаха тоже, может основываться лишь на счастье других, но помощь миру от монашества - прежде всего молитвенная, духовная, даже если она и имеет материальное выражение. И именно поэтому окормлением беспризорников и сирот в основном занимаются монастыри, например, Свято - Данилов. Вера, духовность должны быть воспитаны с детства, а в монастыре сделать это намного проще, чем в миру, хотя не чужды этой заботе и приходские храмы, в частности, Казанский собор на Красной площади. Но все же монастыри имеют в этой работе лучшие результаты. Способствует этому и вот какой фактор. В монастыре, что мужском, что женском, собраны не просто единомышленники, одинаково смотрящие на путь ко спасению, но и люди со схожим жизненным опытом, схожим социально - психологическим восприятием действительности, примерно одинаково смотрящие на вопросы воспитания, что исключает ситуацию, когда в одном и том же случае настоятель строг, а староста добра к ребенку, или наоборот. Кроме того, например, в мужских монастырях много бывших офицеров, в том числе и из спецвойск, которые могут увлечь мальчишек, заинтересовать их военной романтикой, идеалом воинского братства, и через это привить им основы патриотизма, любовь к Родине и к ближним, научить ответственности за других. В женских обителях девочек воспитывают в чистоте, скромности, и даже если они не станут монахинями, то прочную православную семью смогут создать наверняка. И изолированность монастырей от соблазнов внешнего мира только способствует "концентрации добра" в процессе воспитания. Отсюда и хорошие результаты. Вообще помощь больным является той сферой социального служения Церкви, в которой подвизаются практически все храмы, потому что помощь болящим и убогим имеет на Руси древние традиции.

 

Обобщая все вышесказанное, мы видим, что в наше время без помощи Церкви общество как таковое скоро деградирует и обществом быть перестанет. В первую очередь, по словам свт Тихона Задонского, эта помощь, выраженная в делах милосердия, должна служить к пользе души того, кому она оказывается. Конечно, деградация общества и государства предопределила и необходимость материального выражения этой помощи, но все - же духовное должно стоять на первом месте, и если помощь в чем-то материальном способствует падению духовному, например, пьяница явно просит на бутылку водки, то такая помощь оказываться не должна. Кроме того, и материальная помощь должна оказываться так, чтобы способствовать росту и духовному, и общественному, поднимать "со дна". Есть пословица: "можно дать голодному рыбу, а можно - удочку, и научить его рыбачить". Поэтому невозможно переоценить пользу от таких начинаний, как Дом трудолюбия св. прав. Иоанна Кронштадтского или созданных по его подобию артелей для инвалидов, бездомных и неимущих при храмах, где совместные молитва, труд, общение и учеба делают из "отбросов общества" достойных граждан Небесного и земного Отечества. Этот опыт заслуживает всемерного распространения. Но все же сами, без Господа, мы ничего не можем изменить. Поэтому будем молить Его, чтобы Он благословил наши труды по помощи ближним, и они не оказались бы бесплодными, а помогли бы духовно возродиться и тем, о ком мы заботимся, и нам самим.